Изделия из итальянского меха давно пользуются спросом.

Сибирский мех - это вам не мексиканский тушкан

Норка

Много в Хакасии супердостопримечательностей: шикарная природа, мощные сооружения, разнообразная фауна. Впечатляют форелевые хозяйства и, конечно, гордость сибирских мест - зверосовхоз, выращивающий пушное золото: ценные породы норки, лисы, песца. ЗАО “Саянпушнина” хотя и переживает сейчас не самые благоприятные в своей истории времена, яркое тому подтверждение. Продукция этого хозяйства, кстати, расположенного в живописных местах Боградского района, пользуется неизменным спросом. Увидеть своими глазами пушистое зверье, узнать подробности жизни “Саянпушнины” - с этой целью журналисты “Хакасии” отправились в путь. Пушистые гурманы Первое впечатление - простор, объемность хозяйства, занимающего около пяти тысяч гектаров земли. Причем не вся она востребована, многие подсобные постройки пустуют. Замечу, это знаменитое хозяйство, существующее с 1945 года, когда-то работало на полную мощность. Сегодня здесь главная проблема - дороговизна кормов. Судите сами: в былые времена за один лишь день питомцы хозяйства съедали до 40 тонн кормов. Сегодня численность зверей значительно сократилась, количество дневного корма колеблется от шести до 10 тонн. Чтобы вырастить здоровое, способное к воспроизводству животное, обладающее качественным мехом, кормить его надо соответственно. Норка, например, довольно привередлива в пище, ее рацион должен быть строго сбалансирован, с преобладанием мяса, рыбы. Поэтому времена, когда кило минтая продавали по 46 копеек для “Саянпушнины”, можно назвать бархатными, самыми благоприятными. К слову, корма в ту пору завозились централизованно, даже из Мурманского дальневосточного пароходства. Сегодня директору хозяйства Владимиру Владимирову приходится покрутиться, чтобы конечный продукт - ценный мех - по-прежнему был высококачественным, а звериное потомство многочисленным: порой одна норка может принести до 16 щенков. На сегодняшний день заключены договоры с Минусинским рыбозаводом, Хакасским рыбокомбинатом, помогают и рыбаки - сдают хозяйству мелочь, некондиционную рыбу. Сейчас в “Саянпушнине” выращивают около тысячи норок, 500 черно-бурых лис и 500 песцов. Почти все самки норок сейчас ожидают потомство, прибавление будет в конце апреля-начале мая. В лисятниках (так называют место разведения лис) уже подрастают детеныши, очень похожие на щенят собаки. Маленькие, пушистые, забавные. Наталью Рязанову, зверовода с 20-летним стажем, лисы знают, как мать родную. Глядят на нее по-собачьи преданно, ждут лакомства, позволяют брать своих детенышей в руки. А уж как красавцы-лисы гарцевали перед нашей фотокамерой! Удивительно, у самок почему-то мы не заметили такого желания выбиться в фотомодели - видно, у них совсем другие заботы, более земные. Любовь есть! Хозяйка в доме - женщина Вообще у животных, как у нас, людей, много общего. Они, по мнению звероводов, тоже способны на чувства, симпатии. Зима и весна у них - пора любви. И главную скрипку в “любовных взаимоотношениях” играет самка. Если ей не нравится самец, пусть даже самый пушистый и очаровательный, интима не получится. Поэтому-то самцы здесь знают свое место даже во время гона, когда гормоны бушуют и поведение при запахе подруги становится бурно непредсказуемым, самцы забиваются в угол клетки и, затаив дыхание, ждут. Она делает движение навстречу первой или, увы, ждет, чтобы партнера заменили. Не судьба - такое тоже случается. Если же все складывается благополучно, то есть по плану звероводов, “любовные мартовские встречи”, в частности, норок, происходят дважды в день, после недельного перерыва они вновь повторяются. Причем самцам нельзя лениться и расслабляться - это чревато смертью. Не способен доставить удовольствие самке, продлить свой и ее род - значит, нет с тебя толку. Придется забить на шапку. Признаюсь честно, налюбовавшись красавицами-лисами, поиграв с их детенышами, говорить о забое животных не поворачивался язык. Но жизнь есть жизнь, и пушистые звери выращиваются человеком отнюдь не для того, чтобы благополучно умереть в старости. Это бизнес, сегодня зверьки с хитрыми глазками бегают по клеткам, завтра их шкурки будут серебриться на чьих-то шубках, шапках, шарфиках и варежках. Красота и жертвы Побывав в “Саянпушнине”, легко разделить идейные интересы экологической партии “зеленых”. Однако с такими мыслями можно далеко зайти, например, отказаться от приема мясных продуктов, приобретения кожаной обуви, ремней и сумок. Забой животных в зверосовхозе осуществляется один раз в год - в ноябре. Зверькам ставят уколы, яд действует не более трех минут. Тушки животных продаются на птицефабрику. Своих собратьев скармливать собратьям же строго запрещается, это ведет к заболеваниям и вырождению потомства. Ну а шкурки подлежат выделке, после чего их либо продают, либо здесь же местные специалисты шьют из них на продажу всевозможные наряды. На норковую шубку уходит минимум 50 шкурок. Замечу, цветовая гамма меха разнообразна: есть норка темно-коричневая, пастельная, серо-голубая, изумрудная. На песцовую шубку обычно требуется до 10 шкур. Наиболее эффектна, но менее долговечна, чем норковая, шуба из серебристой чернобурки. В “Саянпушнине” работают 130 человек, и, как выяснилось, ни у кого из них нет дорогой шубы. Даже у жены директора зверосовхоза. Не принято как-то в совхозе “Пушной”, состоящем из 800 жителей, щеголять в шикарных мехах, да и средства не позволяют. Зарплату в зверосовхозе получают в основном своей же продукцией, с деньгами, как зачастую и везде на селе, большие проблемы. Зато нет здесь дефицита человеческого тепла, люди приветливые и отзывчивые. У них есть то, о чем многим можно только мечтать, то, чего постепенно лишает нас цивилизация.
Елена КОБЕЦ Боградский район - Абакан

© Абаканский портал
Карта сайта: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8]
Админ - andsale@hotmail.com