На сайте честные АвтоТак отзывы на выгодных условиях

Ты жива еще моя парилка?

Банька

Бани бывают разными. В Абакане на одном конце улицы Кирова стоит конструктивистская двухэтажная коробка дворца голой и чистой радости (”Центральные бани”); на другом - скромная одноэтажная лимонно-канареечной расцветки муниципальная банька. Нам - туда, потому что бани в России в основном одноэтажные. Ну куда прешь, как голый в баню? - гоготнув, пресекает мою попытку с ходу проникнуть в “помывочное отделение” золотозубый весельчак в пиджаке из светло-серого “букле” без галстука. - Вон-он тот мужик крайний. За ним будешь. Буду. Отдаю деньги за билет и столько же за шелестящий березовый веничек. Простынка, увы, значится только в прейскуранте. В предвкушении банных восторгов прогуливаюсь по зачерневшему бетонному полу предбанника. Пять шагов направо - касса и “Ж”, пять шагов налево - буфет с распахнутой решеткой двери и “М”, в ожидании входа в которое на свежевыструганных скамеечках сидит разношерстная компания с общим интересом. На холл предбанник не тянет, но в нем собраны отнюдь не ценители архитектуры и евроинтерьеров. Раскаленное сердце - парная и каменка с мощным “тэном” внутри и грудой булыжника сверху - вот главное в бане! А сердечко у этой бани и ее поклонников - будь здоров! Иначе не сидели бы они здесь, а шли в другие места или просили жен поелозить по хребту вехоткой в домашней ванне. “45 секунд - отбой!” - скомандовал “внутренний” старшина, и голые пятки на осклизлом полу уже обдувает сквознячок от входной двери заведения. Шансы американцев уравнивает “кольт”, у русских это происходит в раздевалках общих бань, где, скинув исподнее, все становятся “мужиками” и уже иначе, чем на “ты”, друг к другу не обращаются. Вязаная шапочка на голове, легкие сланцы на ногах, достаю изогнувшийся обмякший веник из побитой ногами и временем шайки. Ну, с Богом! У двери в парилку сталкиваюсь с коренастым круглоголовым, явно “китайскоподданным” гражданином. Обрусевший “челнок” наотмашь шлепает себя веником промеж лопаток. Веник припечатывается к спине, и потомок Конфуция входит в полупоклоне в “святая святых” русской бани. Каков ритуал! Я - следом… Танец с вениками. Без галстуков. Впрочем, русской эту парную не назовешь. Воздух у потолка жжется, как в финской сауне. Мой домашний градусник мгновенно доходит до критической для него отметки “70″. Финну бы, наверное, хватило, но русская душа просит: ещ-ще! И в ход пускают ковшик. Пар обжигает не только шкуру, но и легкие, и печенку, и душу - мать ее!.. Цепенеем на корточках на раскаленном эшафоте-полке. Ждем первого пота. Мужичок с апостольской бородкой каплет в ковш немного темноватой жидкости. - Еще? - Давай! Остатки влаги шипят на камнях, а в парилке благоухают белоголовник и чабрец. “Апостол” с резиновым ковриком под задом, ухватившись за стопы, раскручивает ноги в коленях. Поднатужившись, кладет одну за шею. На лице - нирвана с примесью самадхи. Нарушил идиллию грузный обладатель пышной нагрудной растительности. Его руки в брезентовых верхонках держат два веника. Это - заявка! Выплеснув остатки пива из одноразового стаканчика в ковш с водой, он молча опрокидывает на каменку свой “коктейль”. Густой ячменный дух выталкивает прочие, и с лица йога-апостола слетает отрешенность. Банный монстр, не приседая, начинает отбивать на волосатой груди, спине и ляжках ритм “танца с саблями”. Опомнившись, к нему подключаются остальные. Слившись в банном экстазе, мы стонем и кряхтим, поддерживая ритм-партию. Интересно, слышат ли эти звуки женщины в парной за стеной? Наверное, жутко сексуально! Йог вылетел первым, я - за ним, следом за мной неспешно вышел краснолицый сын Поднебесной. Йог опрокинул на голову тазик с ледяной водой, уяснив себе разницу льда и пламени. Нам с китайцем хватило прохладного душа. В блаженстве откидываемся в раздевалке на твердые спинки скамеек. Уф! Выдох - вдох, вдох - выдох… “Конфуций”, улыбаясь всем и никому, отхлебывает “Абаканское” из горлышка, бородатый предлагает соседям какой-то отвар в термосе. Багровый Монстр, выйдя в раздевалку, обернул вокруг ног наподобие юбки простыню и пошлепал прямо к парадной двери. “За бортом” - минус 25 и ледяной “северный, умеренный”. Вернулся скоро. - Ну, огурчик! - ласково хвалит себя Монстр. - Огурчик, менингита не боишься? (реплика из зала). В лексиконе Огурчика этого слова не хватает, поэтому он не реагирует на вопрос. Перерывчик минут на сорок меня заставил сделать массажист Саша с лицом свободного художника, в поисках заработка сунувший нос в раздевалку. - Спина - двести, ноги - сто, за четыреста всего отделаю! Уломал.

Круглогодичная автономная канализация топас избавит от запаха
© Абаканский портал
Карта сайта: [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8]
Админ - andsale@hotmail.com